Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Металл Армагеддона. Жизнь в обмен на смерть - Голодный Александр Владимирович - Страница 2


2
Изменить размер шрифта:

К удивлению, за ширмой на плечиках висел не костюм, а более привычные джинсы, рубашка и вязаная жилетка. Похоже, со службой в ГРУ у двойника не срослось. Ну, оно и понятно. И слава Богу, главное, чтобы военной пенсией не обделили.

Одевшись, открываю дверь, выхожу в соседнее помещение вроде приемной. По стойке смирно взволнованно вытягивается крепкий парень. И этот в первое мгновение словно отшатывается, по лицу пробегает тень испуга и настороженности. Но собой овладевает очень быстро. Полувопросительное-полуутвердительное:

– Александр Владимирович?..

– Слушаю вас…

Возраст собеседника, манера держаться, плюс что-то неосознанное, но привычное, наработанное за годы службы, опять помогают определить звание. Почти без паузы заканчиваю фразу:

– …товарищ капитан.

– Поступило указание руководства – вам необходимо остаться в помещении лаборатории. До прибытия товарища генерал-полковника.

И с явным просящим оттенком добавляет:

– Пожалуйста.

Покладисто киваю:

– Хорошо.


***

Значит, Илья Юрьевич уже генерал-полковник. Ну да, по итогам операции вполне заслуженно. Думаю и Лариса…

При мысли о любимой (действительно любимой, чего уж тут скрывать!) женщине словно тепло разливается в душе.

Странное дело – проведенные в межвременьи мгновения как будто растягиваются в восприятии, сложившись с прошедшим в этом мире временем. И я действительно чувствую, что уходил на верных восемь месяцев.

Присматриваюсь к офицеру ГРУ. Хороший костюм, внимательные глаза, что-то такое во взгляде, изучающее и систематизирующее … Помедлив, он уточняет:

– Не помните меня?

– Не помню, но догадываюсь. Вы мой куратор?

– Так точно. Капитан Данилов Константин Александрович. Можно просто Константин.

– Ясно. Ну, я, как и ранее – Александр Владимирович. Майор запаса.

– Нет. Здесь – уже подполковник.

Очень четко выделено «здесь». Уточню:

– Вот как? Что же, приятно. Константин, вы, полагаю, в курсе моей истории?

– Так точно. В рамках допуска. Вы… согласно принятой терминологии – объект «Альфа». Не из нашего мира.

Несмотря на все самообладание, видно, что парень взволнован не на шутку. М-да, можно понять.

Так, а где мы, собственно говоря, находимся? Наверняка это исследовательский центр ГРУ. И скорее всего – Подмосковье.

– Когда ожидается прибытие Ильи Юрьевича?

– Через два часа. Я с ним созвонился.

С Подмосковьем угадал. Теперь следующий вопрос:

– Константин, скажите: что во мне не так? Вид у вас настороженный и в глазах такое выражение…

Кивок в сторону стены:

– А вы в зеркало посмотрите, Александр Владимирович.

Не на шутку заинтригованный, направляюсь к зеркалу.

Да уж… Обычный, можно сказать, заурядный вид загорелого, достаточно подтянутого мужчины на пятом десятке. Ну, почти заурядный. Радужные оболочки глаз светятся совершенно инфернальным жемчужным светом. Не горят, а именно светятся, как слабые фонарики. Понятно, почему люди шарахаются. И как выключить эту мистическую иллюминацию?

Сосредоточившись, анализирую все еще гуляющую по организму энергию. Так, присутствует нечто вроде общего оживления, подкрепленного уверенной и бодрящей силой. Попробовать успокоиться… получилось.

Глаза погасли. Вот, теперь действительно все нормально. Хотя в качестве средства для запугивания разной нехорошей публики – самое то. Мысленно вещаю загробным голосом: «Я сожру твою душу, червь!..» и усмехаюсь. Так, судя по всему, кое-какие паранормальные способности у меня имеются. Не может не радовать.

А учитывая, что просто так в параллельные миры не попадал, значит, и этот визит не ограничится вечером встреч и воспоминаний. Похоже, очередные приключения начались. Что же, добро пожаловать в третью миссию, Черный Тех!

С улыбкой разворачиваюсь:

– Так лучше, товарищ капитан?

Парень всматривается, с оттенком недоверия кивает:

– Так точно.

Помолчав, деликатно начинает:

– Александр Владимирович, а вы себя ощущаете человеком, или, в связи с рядом особых обстоятельств…

Перебиваю:

– Константин, запомните: я – человек. Да, из параллельного мира, да, сознание, если угодно, душа, вселяясь в тело, иногда получает паранормальные способности. Здесь я в теле своего полного двойника, но и это зависело не от меня.

– От кого?

– Думаю, от Всевышнего, Костя. И ваша нынешняя жизнь определена Всевышним. Просто вы этого не помните. Новое рождение стирает память о прошлом.

– А вы их помните? Прошлые жизни?

– Три последних – да.

Отвечая на невысказанный вопрос:

– Потому что это были не мои жизни и не мои миры, кроме первого, естественно. В своем я умер,.. да и в следующем тоже. Чтобы вернуться в них, надо пройти новое рождение и забыть прошлое. Насколько я понимаю – это обязательное условие. Пока я в вашей реальности и жив – память при мне.

Помолчали.

Кстати, заметно, что отношение куратора изменилось. Вместо настороженности проглядывает дружелюбный интерес.

И времени достаточно, чтобы установить менее официальные отношения и окончательно прояснить, что тут произошло за время моей… отлучки.

– Костя, хватит тянуться. Давай присядем и ты мне в общих чертах обрисуешь, что случилось в мире за последние полгода. Конкретно – с начала марта.

– Есть.

Что же, новости откровенно порадовали. Процесс, запущенный нашей акцией, продолжен более чем достойно.

Испарившись в раскаленной плазме термояда, вожди мирового порядка открыли дорогу честолюбивым замам. Проблема Запада заключалась в том, что замов, как всегда, оказалось слишком много, и все без исключения считали себя первыми и главными кандидатами на освободившиеся троны. Жару поддала дележка осиротевшего британского наследства. И далеко не все являвшиеся протекторатами государства захотели снова в чью-то кабалу. Хватило и там местных честолюбивых лидеров.